гитара

Stuck in Stock, или о том, как я оказалась в Швеции

Так уж случилось, что я застряла в Стокгольме (не самом моем любимом городе на планете) на приблизительно 2 будущих года. Постараюсь внятно объяснить, зачем мне это понадобилось и, главное, как мне это удалось.
Навязчивое желание уехать учиться за границу завладело моим разумом где-то на четвертом курсе университета. "Хотя бы на год, хотя бы на полгодика". Но так как неграждане ЕУ лишены возможности участия в программе студенческих обменов Erasmus (или были лишены на тот момент, не совсем в курсе современных условий), что является, конечно, страшной несправедливостью и дискриминацией, то мне оставалось только одно - попытаться поступить куда-то самой на общих основаниях. Столь любимая мной Вена предоставляла только немецкоязычные программы, зато в Стокгольме в те времена образование было не только целиком на английском, но и абсолютно бесплатным.
Времени до дедлайна тогда оставалось всего ничего, и готовиться полноценно к TOEFL у меня не было ни возможности, ни желания. Попытка приложить справку о том, что я изучаю язык уже 10 лет, окончилась бюрократическим провалом, да и моя общая неорганизованность сыграла свою роль.
На какое-то время я практически вытеснила всю эту идею более продуктивными занятиями, типа написания диплома и поиска работы. Но, что называется, зерно уже было посеяно. К концу второго года после выпуска, я поняла, то время не ждет, и либо я занимаюсь этим прямо сейчас, либо уже никогда. В то время я довольно частно бывала в Стокгольме, но с каждым новым приездом я только больше в нем разочаровывалась. Тогда я серьезно заболела Германией и поставила перед собой цель получить стипендию DAAD и укатить в прекрасный город Мюнхен. Стокгольм оставался запасным вариантом, так как меня с ним тогда многое связывало. В то же время шансы получить стипендию Шведского Института, на мой субъективный взгляд, были гораздо ниже.
Самым сложным лично для меня оказался языковой экзамен. Я постараюсь описать в следующий раз ту стратегию сдачи, которая для меня оказалась довольно успешной. За 6 месяцев я подняла свой уровень с довольно средненького intermediate, которым более ли менее обладает любой, кто хоть немного использует английский в жизни, до 7.0 баллов по шкале IELTS, что на самом деле довольно серьезный прогресс.
Не буду вдаваться в подробности, какие документы я готовила для Германии, но для Швеции все было довольно просто и ясно: резюме, диплом, (копия и перевод, который можно было даже выполнить самостоятельно), мотивационное письмо, языковой сертификат и подтверждение того, что я оплатила примерно 100 евро за право подать заявление на 4 программы (максимально возможное число). Некоторые ВУЗы также требовали перевод нескольких страниц диплома, статьи на специализированные темы и пр. Но на той программе, где я сейчас, я вроде бы только написала summary своего диплома на одну страничку. Для стипендии документы были примерно те же, но мотивационное письмо состояло из ответов на несколько вполне конкретных, но заковыристых вопросов. Например, "опишите актуальную социальную проблему в вашей стране и объясните, как получение данной стипендии поможет ее решить".
Стоит, правда, сказать, что на подготовку документов для Германии я потратила гораздо больше времени, сил, нервов и вдохновения, чем для Швеции. Конечно, огромную роль сыграло то, что мне очень активно помогал человек, прошедший всю процедуру от начала до конца и уже учившийся на тот момент в Стокгольме. Он проверял все мои бездарные английские тексты, подбрасывал идеи, успокаивал, когда я впадала в уныние, и, наоборот, активно пинал, чтобы я не тратила время попоусту. Вся история с документами заняла у нас около двух месяцев неторопливой, но довольно серьезной работы.
Документы были отправлены всего за 2 дня до дедлайна (который был ровно через год после моего первого занятия английским для подготовки к экзамену). Но для шведов это оказалось абсолютно неважно - главное, что в срок. Через какое-то время я психанула и удалила самую приоритетную программу из списка, потому что мой background, мягко говоря, ей не соответствовал. И тогда первой оказалась программа Media and Communication studies, которая подходила мне практически идеально. Я думаю, это и стало решающим фактором для университета. К тому же я в группе единственная русская студентка, а национальная дифференциация здесь играет довольно весомую роль. Что еще? Возможно то, что я не первый год выпустилась и имею довольно обширный (ну так было сказано в резюме) опыт работы в разных сферах, но в рамках профессии и, как бы смешно это не прозвучало, знаю, чего хочу, решив продолжать образование через 3 года.
Через 3 месяца (в конце марта) я узнала, что принята в Стокгольмский Университет, а еще через неделю, что я получила стипендию, полностью покрывающую расходы на обучение (а это около 11 тысяч евро в год), и содержащую довольно приятную сумму на карманные расходы.
А теперь стоит сказать, что еще осенью я была принята в аспирантуру на бюджетное место, с условием защиты в домашнем университете и с возможностью преподавать практически с самого начала обучения (о том, что я снова учусь, я, естественно, не упомянула ни в резюме, ни в мотивационных письмах; возможно, это наоборот добавило бы мне очков, but you never know. Немецкая стипендия, например, не положена обучающимся в аспирантуре). Если вкратце описывать мои эмоции на тот момент, то я была в панике: моя столь хорошо устроившаяся жизнь была практически на грани коллапса. Другой момент, что все, абсолютно все, кто знал об этом, всецело меня поддерживали и хором убеждали ехать. Только мой научный руководитель все еще не в курсе, что я живу в Швеции :)
Я была уверена, что люди, узнавшие, что приняты в университет другой страны, в первый день беспробудно пьют, а на второй уже собирают вещи. Но сейчас, пообщавшись с большим количеством международных студентов, я довольно хорошо знаю, что решение уезжать далось тяжело практически всем. (Любителям Макса Фрая я с удовольствием напомню историю леди Меламори Блимм, сбежавшей на Арварох, и пухлого поэта по имени Андэ Пу, мечтавшего о теплом Ташере). Но в конце августа я собрала свой маленький чемоданчик и улетела прямым рейсом в Стокгольм.
Для меня это было предложение, от которого просто невозможно отказаться, как бы банально это не прозвучало. Стипендия покрыла даже мой переезд сюда. Какие перспективы может открыть (или не открыть) международная магистерская степень, я, честно говоря, даже не представляю. Стоит ли оно всех этих нервов и трудностей, которые сваливаются на меня сейчас, я тоже пока не могу ответить. Занимаю ли я место кого-то, кто хотел приехать гораздо больше? Даже если и так, мое место уже трижды было занято кем-то другим в разное время, в разных университетах и по разным причинам (и да, в немецкой стипендии мне было отказано еще в апреле), так что я не испытываю особых угрызений совести. Тяжело ли мне здесь жить/учиться? Да и да.
Но обо всех сложностях и радостях, которые по статусу положены международному студенту, я постараюсь еще как-нибудь поведать.
гитара

Не справляюсь

Нет, правда, мне не хватает 24 часов в сутках. Я не умею расставлять приоритеты и делать то, что важно, перспективно и долгосрочно в первую очередь. Да подумаешь что, я не могу понять даже кто для меня сейчас важнее. Я не умею спать меньше 8 часов и никогда не научусь вставать раньше солнца. Я, черт возьми, понятия не имела, что значит жизнь в режиме сдохни_но_успей_к_дедлайну. И как вы все с этим справляетесь, сумасшедшие люди? Но мне в кайф, потому что я не успеваю думаю о тебе. И то, что Сергей Бабкин сегодня напомнил - это глупая и нелепая случайность. Не приезжай. Мне и так достаточно противно.
гитара

Я вас очень прошу

Люди, я зверею от вас. Вы правда задрали тыкать меня в те мои недостатки, которые в вас не просто цветут и пахнут, а уже третий год плодоносят. Меня откровенно тошнит выслушивать, как я неправильно одеваюсь, неправильно говорю и неправильно живу. Я устала вытирать ваши сопли по поводу того, как я на вас накричала, не перезвонила, не позвала, не улыбнулась, а потом не слышать вас самих месяцами.

Блять, люди, я люблю вас такими, какие вы есть и не пытаюсь ничего в вас переделать. Пожалуйста, начните отвечать мне в этом взаимностью.

Спасибо.
гитара

До весны

Я чувствую, как любовь уходит из меня. Порывами. Кусками слежавшегося прошлогоднего снега. Я наблюдаю с широко открытыми глазами, как обнажается все то дерьмо, что было в тебе, во мне, в нас. Как мы докатились до всего этого?
Я варюсь в своем одиночестве, как слизняк в раковине, оставленной на солнце. А у тебя новый дом, новая женщина и новая жизнь. Новая эпоха. Я даже, наверное, могу представить, как через пару лет мы будем встречаться в барах раз в месяц и обсуждать детей наших общих знакомых.
Как же меня тошнит.
гитара

До сих пор

До сих пор, вспоминая твой голос, я прихожу
в возбужденье. Что, впрочем, естественно. Ибо связки
не чета голой мышце, волосу, багажу
под холодными буркалами, и не бздюме утряски
вещи с возрастом. Взятый вне мяса, звук
не изнашивается в результате тренья
о разряженный воздух, но, близорук, из двух
зол выбирает бо'льшее: повторенье
некогда сказанного. Трезвая голова
сильно с этого кружится по вечерам подолгу,
точно пластинка, стачивая слова,
и пальцы мешают друг другу извлечь иголку
из заросшей извилины — как отдавая честь
наважденью в форме нехватки текста
при избытке мелодии. Знаешь, на свете есть
вещи, предметы, между собой столь тесно
связанные, что, норовя прослыть
подлинно матерью и т. д. и т. п., природа
могла бы сделать еще один шаг и слить
их воедино: тум-тум фокстрота
с крепдешиновой юбкой; муху и сахар; нас
в крайнем случае. То есть повысить в ранге
достиженья Мичурина. У щуки уже сейчас
чешуя цвета консервной банки,
цвета вилки в руке. Но природа, увы, скорей
разделяет, чем смешивает. И уменьшает чаще,
чем увеличивает; вспомни размер зверей
в плейстоценовой чаще. Мы — только части
крупного целого, из коего вьется нить
к нам, как шнур телефона, от динозавра
оставляя простой позвоночник. Но позвонить
по нему больше некуда, кроме как в послезавтра,
где откликнется лишь инвалид — зане
потерявший конечность, подругу, душу
есть продукт эволюции. И набрать этот номер мне
как выползти из воды на сушу.
гитара

***

Ты не вернулся. Ты остался где-то там - на островах, на других континентах, в постелях чужих жен. И дело не в том, что ты разбросал по миру все, что я в тебе так любила. И даже не в том, что я никогда не смогу тебя простить. Оказалось, что это слишком тяжело - хотеть быть для тебя всем и оставаться никем. No more conditional, only past.